lookatchina (lookatchina) wrote,
lookatchina
lookatchina

Categories:

Искусство и селедка.

Опасаясь того, что заявленная тема «Искусство и гастрономия» потерпит крах ввиду предсказуемости сюжета, авторы проекта «Смотритель в Эрмитаже» кроме штатного работника музея пригласили на сей раз еще и эксперта - «петербургского отельера», как представила его ведущая, непроизносимое имя которого, Юнис Теймурханлы, в комплекте с большими очками должны вызывать уважение и трепет.



В зале, посвященном голландской живописи XVII в. научный сотрудник Эрмитажа Людмила Фролова свое повествование начала у картины с возвышенным сюжетом, указав нам на героев ветхозаветной истории и ее трактование.



Пока речь шла о накалах страстей, аффектах и контрастном освещении, передающем напряжение момента, гость благоразумно хранил молчание, а вот при упоминании чечевичной похлебки встрепенулся и, как получивший мяч нападающий на футбольном поле, пошел в атаку. Он поведал нам о том, что и у нас, и даже в Амстердаме чечевица сейчас очень актуальная культура, которая еще пятнадцать лет назад, наряду с перловкой и рисом ему, человеку из советского детства, казалась «табуированной». Очень стараясь оправдать свое присутствие в Эрмитаже, да еще и в качестве эксперта, гость и впредь норовил пользоваться подобной лексикой и изъясняться исключительно витиеватыми предложениями, не оставляющими сомнений в его компетентности. Начал он свое повествование следующим образом: «если особенно мы говорим про нашу действительность сейчас, мы понимаем, что рестораны в своей деятельности стараются охватить локальные продукты». Не всегда, правда, удавалось слишком закрученные фразы довести до логического конца, но если говорить много и без остановки, то никто и не заметит, например так : «Но на самом деле, сейчас с развитием гастрономии, с приходом нам сюда веяний европейских …а… о…. и умение наших поваров сочетать очень интересные позиции, мы научились готовить это вкусно, недорого и в авторских ресторанах…» Боюсь представить в каких именно интересных позициях сочетаются наши повара, но основную мысль мы уловили: «Чечевичный суп, предположим, мы готовим сейчас у меня в ресторане»; «Вот, например, у меня в ресторане чечевичный суп тоже темный…»
Покончив с чечевицей, переходим в следующий зал к картине Бартоломеуса Вандерхелса с изображенными на ней зеленщицей с тележкой овощей, и освежёванной свиной тушей, ужасающей, по словам экскурсовода, всех посетителей музея, спешащих от этой работы поскорей отойти. Картина написана мастерски, все на ней дышит свежестью и впечатляющим натурализмом. Научный сотрудник музея рассказывает нам о том, что мы видим рыночную площадь Амстердама, на которой жил сам автор картины; о том, что до него одновременно на одном полотне и разделанную тушу животного и портрет человека никто не изображал; о символичности изображения освежёванного животного, как напоминании о скоротечности жизни.



Слово передают гостю, обращаясь с просьбой прокомментировать задний план картины, где «изображены все стадии жизни животных перед…» тут ведущая на секунду запнулась, подбирая подходящее слово, но Юнис тут же перехватил инициативу и заявил «кроме того мы понимаем, что рынки в те времена были местом общения людей, что люди приходили туда обмениваться новостями» Как бы в подтверждение этих слов, оператор крупным планом показывает центр полотна, где быка тащат за хвост, а свинью – за задние ноги.



«А вот, посмотрите, не унимается ведущая, в левом углу, рядом с историческим зданием, которое и сейчас стоит на этой рыночной площади, взвешивают корову, вон весы…». «То есть, действительно, - перебивает ее эксперт, - мы понимаем, что здесь не только какие-то продажа или покупка самого необходимого, зачем в нашем понимании существуют рынки, а здесь действительно место встречи…»



Дальше в его исполнении пошли пространные рассуждения о том, как менялась роль рынков, которые то «где-то уступали там модным тенденциям таким как супермаркеты, магазины»», то становились местом «куда можно прийти не только утилитарно с кошелкой или авоськой». Чтобы проиллюстрировать свою правоту оратор предложил вспомнить рынки Швеции или Барселоны, но отклика этот призыв не имел, поскольку собеседницы никак не могли вспомнить того, чего в глаза никогда не видали.
У совсем небольшого полотна «Завтрак молодого человека», радостно разглядывающего наполненный стакан, сначала подивились тому, что этого потрепанного мужика автор назвал молодым человеком, а потом Людмила поведала нам о том, что работы этого мастера (Питера ван Слингеланда) высоко ценили современники за тончайшую живопись, позволяющую в мельчайших деталях рассмотреть все предметы.



Взглянув опытным глазом на изображенную жидкость, Юнис слету определил, что содержимым бокала скорей всего является напиток женевер, который в конце XVI в. перестал быть лечебным и «вышел из аптек и пошел гулять в массы». Явно со знанием дела эксперт обогатил нас представлениями о составе, видах, процессе производства и современных брендах этого "гуляющего" алкогольного напитка в таких подробностях и с таким воодушевлением, что у Людмилы с внешностью Плисецкой, явного дилетанта в этом вопросе, после передачи должно было наступило легкое похмелье.
Не оставляя надежду вернуться к тематике голландского искусства, ведущая предлагает снова переместиться, на этот раз к натюрморту, глядя на который узнаем, что цитрусовые и часы в те времена считались предметом роскоши, а ваза в самом центре вовсе не китайский фарфор, как можно было подумать, а стилизованный голландский фаянс.



Но все эти детали нашего отельера не трогают, а вот селедка на первом плане – это совсем другое дело! И он погружает нас в чудесный мир приготовления и потребления селедки в Голландии, который он регулярно видит своими глазами. Описанию списка посолов, маринадов, салатов и фаршмаков позавидовало бы любое кулинарное шоу.
У картины «Завтрак», с популярным во второй половине семнадцатого века сюжетом обольщения и соблазна, наш господин всерьез задумался над судьбой своих собеседниц, не отведавших на своем веку ни одной устрицы. Он-то, в отличие от них, даже специально на устричные фермы ездил, чтоб откушать сей деликатес в самом свежайшем виде, хотя сам он этих моллюсков не очень жалует, а вот его дражайшая супруга очень даже уважает это лакомство. Ну и непременно должна была быть упомянута практическая польза устриц, а именно – ее свойства афродизиака, о которых конечно все знают, но мало кому удавалось насытиться ими до неутомимости мартовского кота.



Один из самых известных голландских натюрмортов «Завтрак с крабом» я видела уже множество раз, но только благодаря научному сотруднику Эрмитажа узнала некоторые подробности об изображенных на ней предметах.



Например, я никогда бы не подумала, что массивный предмет посуды между крабом и высоким бокалом из стекла - это солонка. Оказывается, свою соль Голландия не добывала, а импортировала и, поскольку соль в те времена ценилась очень высоко, для ее подачи использовали такие массивные серебряные сосуды, подчеркивающие ценность продукта. Еще интересно было узнать, что на переднем плане на подносе - пакетик с перцем- экзотическая дорогая пряность по тем временам .



Чтобы не упасть в грязь лицом новоиспеченный эксперт решил Фролову переплюнуть и «провести аналогию», сообщив важную, только ему доступную информацию о том, что в наши дни в очень дорогих отелях подают на завтрак яйца Бенедикт с крабом. Ну и контрольным выстрелом, стала фраза: "В отелях премиального сегмента обязательно сервируется с утра шампанское. Гости это очень ценят и начинают зачастую утро с шампанского, некоторые в такой дозе, что это переходит через какое-то время уже в ужин, там же сидя на одном месте..." Ну так это ж еще Лелик изрек: "Шампанское по утрам пьют либо аристократы, либо дегенераты". Какую часть из вышеупомянутых гостей "премиального сегмента" составляют аристократы остается только догадываться.
Честно признаюсь, что весь час десять трансляции с подробным разбором где что и как готовят, подают и жуют мы так и не осилили, а начиная с середины смотрели уже на прокрутке. Тем не менее к концу мы уже подробно, вплоть до мельчайших подробностей, ознакомились с культурой потребления селедки, производством прародителя английского джина, узнали о прихотях дорогих клиентов и их питомцев и даже кое-что о голландской живописи.
Tags: Питер Музей Эрмитаж
Subscribe

  • Партия - наш рулевой.

    Первого июля Китай отметил столетие Коммунистической партии. Вечером состоялся торжественный концерт. По сути – это тот же новогодний концерт, даже…

  • Китайское мышление.

    Нифига себе, сколько народу сегодня! - возмутился мой муж, когда мы пришли в бассейн и увидели, что на каждой дорожке уже по два человека. Мы ходим в…

  • Майские 2021.

    Первое мая в Китае –День труда. Поскольку в этом году праздничные дни совпали с выходными, руководство страны решило их перенести. О том, чтобы, как…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments